СМИ о Нас
Меню сайта

Форма входа


Skype
Добавь меня в Skype

Социальная сеть

Слайд шоу

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-12-18, 5:51 PM





 
ВЗВЕШЕННАЯ И СЧАСТЛИВАЯ
Олеся Иванова

Олеся Иванова: «Раньше я весила 177 килограммов, а теперь — 98»

Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»
30.11.2012

39-летней жительнице Кременчуга, участвовавшей в первом сезоне популярного шоу «Зваженi та щасливi», удалось значительно похудеть только после операции на желудке и кишечнике
Как же Олеся плакала, рассказывая о том, что хочет ради сына, ради того, чтобы он ее не стеснялся, сбросить лишние килограммы! Ее отчаяние и желание изменить свою жизнь были настолько сильны, что она даже разделась перед телекамерой и осталась в коротком топе и облегающих шортах, подчеркивающих все недостатки расплывшейся от огромного веса фигуры. Благодаря участию в первом сезоне популярного проекта «Зваженi та щасливi», который выходит на телеканале СТБ, Олесе из Кременчуга удалось потерять около сорока килограммов. Но уже тогда, увидев эту женщину по телевизору, хирург Иван Тодуров, выполняющий операции при ожирении, позвонил мне со словами: «Я тебя прошу, найди телефон этой участницы! Она не сможет сбросить много и, главное, не поправляться снова. Это однозначно моя пациентка. Я просто обязан ей помочь». Я созвонилась с Олесей после финального взвешивания, на котором она появилась в ярко-красном платье, подаренном ей известной телеведущей Оксаной Марченко. «Как же вы вовремя! — обрадовалась женщина. — К сожалению, самостоятельно похудеть не могу. Вернувшись с проекта, снова начала набирать вес... Без врачей мне не обойтись».
Девять месяцев назад Олеся перенесла операцию на желудке и кишечнике. Неделю назад, встретившись с ней в Киеве, я была потрясена результатом: исчезли огромные складки на бедрах, делавшие ее неповоротливой и тяжелой, пропал живот. Теперь это красивая молодая женщина, которой не дашь ее 39 лет. Хотя еще год назад Олеся выглядела гораздо старше...

«Подруги говорили: «У тебя такие красивые покатые плечи»... Но никто ни разу не сказал: «Олеся, хватит жрать!»

— О том, что у меня есть лишний вес, впервые задумалась после родов, в 23 года, — рассказывает Олеся. — Однако набирать килограммы начала еще до этого. В течение трех лет я безуспешно пыталась забеременеть. Лечение привело к тому, что я очень располнела. После родов уже нужно было браться за голову. Думала, что надо бы сесть на диету, ограничить питание, особенно вечером, уменьшить порции сладкого, но, честно говоря, дальше разговоров дело не доходило.
— Почему не могли отказаться хотя бы от сладкого?
— Не знаю. Муж часто приносил конфеты, шоколадки, подружки приходили не с пустыми руками. Сейчас я их спрашиваю: почему никто из вас никогда не говорил, что я толстая? Почему никто не сказал: «Олеся, ты выглядишь безобразно! Тебе нужно худеть!»
— Может, боялись обидеть?
— Бояться обидеть должны чужие люди. А близкие, наоборот, обязаны говорить правду. Для меня же находили такие слова: «У тебя такие красивые покатые плечи... У тебя шикарная фигура — ты как Венера... У тебя обалденные глаза...» Но никто ни разу не сказал: «Олеся, хватит жрать!»
— Как часто вы взвешивались?
— Никогда. Даже на приеме у врача боялась это делать: а вдруг весы подо мной сломаются? Не знаю, какой предельный вес показывают медицинские весы — такие металлические, с гирьками, — 100 или 120 килограммов. Свой вес я узнала только перед началом проекта — 177 килограммов! Честно говоря, ничего сверхъестественного в тот момент не ощутила, земля из-под ног не ушла. Просто было как-то неудобно, неприятно, что эту цифру услышала не только я, но и вся Украина.
— Почему вы решились прийти на проект?
— Как-то в разговоре с крестницей я сказала: «Видела по телевизору рекламу проекта. Хочу туда написать». Она меня поддержала. Когда я начала отвечать на вопросы анкеты, поняла: пишу не только от своего лица, а от имени всех, кому тяжело живется с таким огромным весом. Вспомнила о своей подруге, которая в то время была вполовину меньше меня. Когда она пришла устраиваться на работу в магазинчик, где продавали телефоны, ей сказали: «Ну, девушка, вы такой комплекции...» Это меня задело.
— Вы по профессии медсестра...
— Сначала работала санитаркой, потом выучилась на фельдшера. Так как у меня большой отпуск — два месяца, — с работы не пришлось ни увольняться, ни брать дополнительные дни за свой счет. О том, что я задумала, в больнице знали немногие. Когда я рассказала секретарю нашего главврача Зое Николаевне, что уезжаю на телевизионный проект, она ответила: «Если ты, Олеся, решилась — действуй. Я прикрою твои тылы».
— Сын действительно так сильно вас стеснялся, как вы это рассказывали на проекте?
— Ему было неловко за меня. Артем занимался в музыкальной школе, играл с ребятами в группе. Но я никогда не ходила на его выступления, потому что просто не помещалась в кресло в зрительном зале. А стоять все время где-то в конце зала для меня было бы пыткой. Поэтому на все выступления сына ходил дедушка. Если же Артема спрашивали, почему мама не пришла, он отвечал: работает, или приболела, или уехала... Но мне всегда очень хотелось увидеть сына на школьной сцене.
— А сын не говорил, что вы полная?
— От него я всегда слышала только одно: «Мама, ты самая красивая, самая лучшая!» Никогда даже не намекал, что мне надо похудеть. Бывало такое, что в 12 часов ночи мне вдруг хотелось сладкого — мороженого, шоколада. Я могла разбудить Артема со словами: «Сыночек, ну, пожалуйста, сходи в магазин!» И он безропотно одевался и шел, ни разу не сказал: «Мама, посмотри на себя, тебе нельзя ночью есть».

«Вернувшись домой, пыталась готовить отварное, паровое, но сын с отцом этого не выдержали, и я снова начала лепить вареники, печь пироги, жарить курицу»

— Когда пришли на проект, как чувствовали себя в компании таких же огромных людей, как вы?
— Как дома! Потому что окружали меня нормальные теплые большие люди (cмеется). У меня были большая бабушка, большая мама. Кроме того, мы жили на одном этаже с молодыми ребятами — Женей, Сашей, Мишей. Их можно было попросить об услуге: принеси кеды, кофту, чашку чая. Даже на проекте каждый из нас искал лазейку, чтобы лишний раз не двинуться с места. Такова психология полного человека.
— Как переносили нагрузки? Наверняка никогда в жизни вам не приходилось столько бегать и ходить...
— Когда-то я занималась тяжелой атлетикой, качалась. Так что знаю, что такое спортивные нагрузки. Тренер Анита Луценко, в команду которой я попала, сразу поняла, что я человек слова и от меня нужно потребовать обещание — тогда во что бы то ни стало его выполню. Я выбыла из проекта на шестой неделе. К тому времени потеряла 27 килограммов. Но это длилось недолго. Я вернулась домой как раз на Пасху. Пережила ее нормально. Вторая неделя после Пасхи — поминальная, а у меня незадолго до этого умерла мама. И я сорвалась. Мне было тяжело, я рыдала, никого не хотела видеть и слышать... Выйти из этого состояния мне помогла психолог проекта, с которой я продолжаю общаться.
— Вам удалось изменить свой рацион?
— Сначала я готовила, как учили: отварное, паровое. Сын и мой отец долго этого не выдержали и взвыли: «Мы хотим нормально поесть!» Так что я уже через две недели после проекта лепила вареники, пекла пироги, жарила курицу... И, конечно, ела вместе с ними. Не могу сказать, что не пыталась себя ограничивать. Хотела, но не получалось. Хотя после проекта сократила сладкое. Очень сложно перестроить питание семьи, которая привыкла к определенному образу жизни. Моему папе 78 лет, худеть ему не надо. Для него еда сейчас — единственное удовольствие в жизни. Сын — молодой, высокий, худощавый. Он позволяет себе все — и конфеты, и торты, и пирожки... Ему нужно есть, чтобы жить.
Когда я поняла, что у меня не получается худеть и дальше, решила попросить помощи у врачей. Начала искать информацию в интернете, выписала даже какой-то телефон. И тут звоните вы. Сразу после нашего разговора я позвонила Ивану Тодурову и уже на следующий день приехала к нему на консультацию. А через месяц он сделал мне операцию.
— Хирург объяснил, что именно сделает во время вмешательства? Как добьется того, что вы начнете худеть?
— Да я была уже на все согласна: что он отрежет, что оставит, что куда пришьет. Главное — глядя мне в глаза, Иван Михайлович произнес: «Результат будет». Более того, рассказал, как весь этот путь прошел сам. Ведь он когда-то весил 180 килограммов и смог похудеть только после операции. Я попросила Ивана Михайловича раздеться и показать, как теперь выглядят его живот, руки, какие шрамы остались. Хирург выполнил мою просьбу. Правда, после этого пришлось раздеться уже мне, чтобы врач смог рассмотреть места, где у меня откладывался жир. Накануне операции хирурги сказали, что при моем росте и возрасте оптимальный вес для меня — 75-80 килограммов и через два года после операции я буду весить именно столько, не больше!
(Подробнее о таких операциях можно узнать на сайте hirurgia.com.ua)
— Сколько вы весите сейчас?
— 98. Вы не представляете, как я мечтала весить меньше ста килограммов. Теперь взвешиваюсь каждую неделю и записываю цифры, как велел Иван Михайлович. Был период, когда процесс похудения останавливался на полтора-два месяца. Иван Михайлович по телефону меня утешал: «Идет перестройка организма. В определенные периоды может быть даже плюс один. Не надо впадать в панику». И точно — вскоре вес снова начал снижаться. После операции я худела постепенно. Иногда сбрасывала всего три килограмма в месяц, хотя были такие периоды, когда за такой же промежуток времени уходило от десяти до четырнадцати. Сейчас в неделю теряю один-два килограмма.
— И при этом можете есть, все, что хотите? Без ограничений?
— Да. Как раз через месяц после моего выхода из больницы было Восьмое марта. Иван Михайлович сказал, что на праздник я могу уже есть и шашлык, и пиццу... Помню, как наслаждалась видом и запахом жареного мяса. Оно благоухало! Затем я сняла с шампура один кусочек, поделила его на четыре части и съела только одну.
— Почему лишь крохотный кусочек?
— Я им насытилась. После операции у меня исчезло постоянное чувство голода. Теперь я наедаюсь даже небольшим кусочком. Обожаю пирожки с капустой, картошкой, грибами. Чтобы насытиться, мне достаточно один раз укусить пирожок, а не умять сразу пять-шесть штук, как раньше. Правда, все еще остались старые привычки. Покупаю как минимум два пирожка с мыслью: «А вдруг захочется?» Съедаю половинку одного, а остальное скармливаю собаке. Варю 20-30 пельменей, но в тарелку кладу всего четыре-пять штучек, и больше не хочется.
— Получается, операция принудительно меняет образ питания?
— Мне кажется, она перестраивает организм, и он сам берет то, что ему нужно. Допустим, я раньше не ела борщ, а сейчас у меня на столе постоянно борщи, супы. Ем и рыбу, которую прежде не любила. Когда поспел виноград, съела примерно с горсточку в ладони. Как же мне после этого было плохо и больно! Доктор посоветовал употреблять его только очищенным от кожицы.
— Во время финального взвешивания проекта нельзя было не заметить кожные складки на ваших руках. Сейчас вы сильно похудели. Есть проблемы с обвисшей кожей?
— Совсем немного. Не скажу, что это причиняет мне дискомфорт. Но к лету, когда можно будет носить короткие и открытые сарафаны, надеюсь, решу этот вопрос с помощью косметической операции. Иван Михайлович пообещал, что сделает меня красивой.
— Видно, что вы изменились психологически. У вас глаза горят...
— Да, это все отмечают. Летом-то ладно, я очки надеваю, а сейчас этого не спрячешь(Смеется).
— Вы, наверное, уже несколько раз поменяли гардероб? Куда девали старые вещи?
— Иван Михайлович говорил, что он, пока худел, отдал четыре мешка одежды, а я, наверное, уже все шесть.
— Жаль было с этим расставаться?
— Да! Поначалу пыталась все перешивать. Некоторыми нарядами меня снабжают знакомые, которые тоже худеют. Поразительно то, что теперь постоянно приходится покупать и новую обувь. Даже не представляла, что нога худеет. Причем так сильно: у меня был 41-й размер, а сейчас — 39-й.
— Вы оставили какую-то вещь на память?
— Да. У меня есть пуховик, в который можно запросто влезть втроем. Жесть! Когда его надеваю, сердце сжимается. Но не будем о плохом. Вчера купила себе платье 46-горазмера — не 68-го или семьдесят какого-то, а 46-го! Хочу дойти до 42-го — осталось чуть-чуть!
— С потерей лишних килограммов что-то меняется в личной жизни?
— Я очень переборчивая. Глядя на мужчину, сразу оцениваю его и понимаю, на что он способен. Поэтому ко мне подойти очень тяжело, да и со мной мужчинам нелегко. Однако отмечаю: теперь мне чаще улыбаются, звонят, заходят на сайт. Но если мне что-то не нравится, могу и ответить резко. Я же не кошка, которую достаточно погладить, сказать доброе слово — и все. Целенаправленно спутника себе не ищу. Может, еще не созрела для этого.
— То есть вы худели не для того, чтобы кому-то нравиться?
— Нет. Для себя. Только для себя.
— Здоровье улучшилось?
— Можно сказать, оно теперь практически идеальное. Разве что не исчезли межпозвонковые грыжи. Но такие проблемы бывают и у худеньких, а избыточный вес просто дает дополнительную нагрузку на позвоночник. В остальном же могу ходить, бегать, плавать, прыгать, кататься на велосипеде. Летом с сыном ездили отдыхать на море, так он возмущался: «У других мамы как мамы — легли на топчан и лежат, а моя: «Побежали на горку! Выбирай повыше!» Он у меня не экстремал, такого не любит. А я обожаю.
*Когда стартовало шоу «Зваженi та щасливi», Олеся весила 177 килограммов
*На финале первого сезона Олеся, встав на весы, увидела цифру 137
*Сейчас Олеся продолжает худеть. «Хочу дойти до 42-го размера — осталось чуть-чуть», — говорит женщина (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

Еще два года назад Тодуров И.М. был совсем другой человек, а сейчас — моложавый подтянутый мужчина с искрящимися глазами. Невозможно представить, что он был в два раза больше… (см. фото)
 — Решаясь на операцию, как хирург понимал все возможные риски, но только так мог спасти свое здоровье и даже жизнь, — говорит Иван Михайлович. — Да и представьте: я, сверхтяжелый человек, пытаюсь убедить такого же по весу пациента сделать операцию. Только похудев на 90 килограммов, я получил полное моральное право говорить другим: вам нужно бороться с весом. Для меня самым сложным за полтора года моего похудения было то, что трижды пришлось поменять гардероб. Даже обувь теперь ношу на два размера меньше. В наше время слишком дорогое удовольствие покупать новые костюмы, рубашки, пальто, куртки, туфли…
 — А я этому только радуюсь, — говорит Елена. — Уже могу позволить себе красивую юбку. Раньше подходила к этому вопросу так: налезла вещь — и хорошо! Теперь присматриваю себе платья, которые обязательно буду носить, когда сброшу еще тридцать килограммов.
Сейчас по телевизионному каналу СТБ идет популярная программа «Зваженi та щасливi». 16 человек, вес которых считается огромным, худеют под контролем диетологов, тренеров, психологов. Многим из них это действительно удается.
 — У таких людей есть отличная мотивация — победить, — говорит Иван Тодуров. — Некоторым из них удалось продолжать снижать вес, даже покинув шоу. Но я боюсь, что все же через какое-то время после того, как программа закончится, ее участники, вернувшись к привычному образу жизни, расслабятся и вновь поправятся. Это вполне может произойти. Думаю, все они — мои потенциальные пациенты. А вот одной из участниц мне особенно хотелось бы помочь уже сегодня. Помните 38-летнюю Олесю Иванову? Она пришла на шоу ради сына, который ее стесняется. Выбыв, женщина сама сбросила очень немного. Ей это дается с огромным трудом. Ее мечту можем исполнить мы, хирурги.
Лечение избыточного веса © 2000 г.
Конструктор сайтов - uCoz